Россия может заработать на арабской блокаде Катара

Взаимодействие с Катаром укрепит позиции России на Ближнем Востоке   23 июля 2017, 18:44
Фото: Naseem Zeitoon/Reuters
Текст: Никита Коваленко

Посол Катара в Москве видит Россию в будущем одним из главных экономических партнеров. Такие лестные слова обусловлены прежде всего поиском новых союзников пребывающей в арабской изоляции Дохой. Однако российско-катарское экономическое сотрудничество действительно имеет большой потенциал. В каких сферах Москва ждет катарских инвестиций?

На фоне блокады со стороны арабских стран в политике Катара начинает наблюдаться поворот в сторону России. Кризис в Персидском заливе положительно скажется на экономических отношениях России и Катара, Москва станет одним из главных партнеров Дохи, заявил в воскресенье катарский посол в Москве Фахад Мухаммед аль-Аттыйя.

«Так как сотрудничество до сих пор было близким к нулю, то существует большой потенциал для его роста и широкий спектр сфер»

Эмир Катара шейх Тамим бен Хамад Аль Тани в пятницу объявил, что страна в условиях блокады «получает новые экономические перспективы», напомнил посол. «Россия определенно будет, я бы сказал, одним из главных партнеров в этом создаваемом плане экономического развития», – подчеркнул в связи с этим аль-Аттыйя.

«Катар нуждается в демонстрации союзничества»

В начале июня Бахрейн, Саудовская Аравия, Египет и ОАЭ объявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром, а позднее к ним присоединились Йемен, Ливия и еще несколько арабских стран. Формально они обвинили Доху в поддержке террористических организаций, вмешательстве во внутренние дела государств и раскачивании ситуации в регионе. Реальные причины конфликта – политические. Курс Катара зачастую идет вразрез с политическими установками арабских стран, в первую очередь Саудовской Аравии. Кроме того, их не устраивает сдержанная политика катарцев в отношении Ирана.

Помимо разрыва дипотношений арабские страны фактически установили транспортную и экономическую блокаду Катара. Для прекращения изоляции они предложили Дохе 13 требований. Ультиматум в том числе подразумевает разрыв дипотношений Катара и Ирана, закрытие телеканала Al Jazeera и прекращение строительства турецкой военной базы на территории эмирата. Большинство предъявленных требований абсолютно невыполнимы для Дохи, а потому она, естественно, ответила решительном отказом. Позже арабы сократили список требований до шести, но существенных подвижек в разрешении конфликта это не принесло.

На фоне блокады Катар, который и раньше проводил достаточно гибкую внешнюю политику, активно ищет альтернативных партнеров как в экономической, так и в политической сфере. Действия арабских стран раскритиковали США и страны Евросоюза. Решительную поддержку Катару выразили Турция и Иран. Кувейт выступил в качестве посредника между сторонами конфликта. Россия же выразила готовность оказать помощь заблокированной стране, а также призвала к скорейшему урегулированию кризиса. Москва заняла в этом конфликте конструктивную позицию, подчеркнул посол аль-Аттыйя, добавив, что она «на протяжении многих лет являлась защитником принципов уважения национального суверенитета и невмешательства в дела других государств».

Определенную заинтересованность в более тесном сотрудничестве с Москвой Доха проявляла и ранее, однако нынешнее резкое потепление в отношениях связано именно с позитивной для Катара позицией России, а также поиском альтернативных партнеров. Поэтому заявление катарского посла следует списывать прежде всего на этот счет.

«Катар нуждается в демонстрации союзничества», – заявил газете ВЗГЛЯД начальник отдела исследований ближневосточных конфликтов и вооруженных сил региона Института инновационного развития Антон Мардасов. «Я думаю, в этом заявлении больше политики, чем экономики, так как Катар в нынешнем кризисе нуждается в странах, которые будут его слушать, в политических контактах, чтобы не формировался имидж страны-изгоя, находящейся в изоляции», – объяснил собеседник. В этой связи Доха старается показать отношения с Москвой, выходящие за рамки только дипломатических контактов, добавил он.

Такую точку зрения разделяет и эксперт аналитического центра КУБ, ведущая телеканала «Звезда» Надана Фридрихсон. Катар находится в изоляции и понимает, что союзников у него не так много, конечно, будет звучать такая приятная риторика в отношении России, подчеркнула она газете ВЗГЛЯД. «Если блокада будет продолжаться странами Персидского залива, они, по сути, будут подталкивать Катар к новым союзническим отношениям».

Экономические проекты в нефтегазовом секторе

В то же время Россия и Катар действительно обладают неплохим потенциалом для развития экономического партнерства. Тем более что определенные наработки в этой сфере уже существуют. У России и Катара есть экономические проекты в нефтегазовом секторе, отметил Мардасов. В частности, он напомнил про покупку Дохой акций Роснефти. Он считает, что политические контакты Москвы и Дохи в период изоляции страны могут конвертироваться во что-то реальное, в расширение экономического сотрудничества. Однако, по его мнению, вряд ли это будут масштабные проекты.

Фридрихсон настроена оптимистичнее. Она напомнила, что две страны еще до арабской блокады вели переговоры в инвестиционной сфере. Вот и сейчас она считает, что в первую очередь сотрудничество будет касаться катарских инвестиций в российскую экономику. Во вторую очередь, по ее мнению, это будет газовая область. «Россия и Катар – конкуренты, но если будут сотрудничать, то смогут договориться о том, чтобы совместно осваивать европейский рынок», – подчеркнула собеседница. «Катару в этом смысле еще выгоден Иран как страна-транзитер и турецкая сторона. Если в перспективе эти отношения не разрушатся, то Россия сможет превратиться из главного газового соперника в напарника», – добавила она.

Еще более позитивной точки зрения придерживается председатель Российско-Катарского делового совета (РКДС) Торгово-промышленной палаты РФ Ахмет Паланкоев. Он подчеркнул газете ВЗГЛЯД, что согласен с заявлением посла Катара и видит большой потенциал для России в экономическом сотрудничестве с этой страной. Так как сотрудничество до сих пор было близким к нулю, то существует большой потенциал для его роста и широкий спектр сфер, указал собеседник. Доха владеет передовыми производствами в нефтегазовой сфере, а все остальное она импортирует, добавил он. «А сегодня в связи с курсом нашей валюты это очень хороший задел», – отметил глава РКДС.

Паланкоев подчеркнул, что он видит потенциал для российских поставок в разных областях, в частности это могут быть технологии, услуги, сельскохозяйственная продукция. «Надо смотреть ниши, где российские услуги и товары могут быть Катару интересны», – подчеркнул он.

После блокады Катар испытывает определенные проблемы с продовольствием, которые ему частично компенсировали Иран и Турция. В этой связи собеседник указал, что российские сельхозпроизводители также могли бы воспользоваться этой ситуацией, а потому РКДС сейчас активно изучает данный вопрос. Напомнил он и про большой инвестиционный потенциал Катара. Кроме того, по мнению Паланкоева, возможна совместная работа Дохи и Москвы в третьих странах, например за счет объединения российских технологий и катарских инвестиций. Не исключил он и возможность в дальнейшей перспективе сотрудничества в сфере ВТС, если политические отношения продолжат улучшаться.

Взаимодействие с Катаром укрепляет позиции России на Ближнем Востоке

Перспективы сближения существуют не только в экономике. Неплохие предпосылки есть и для усиления взаимодействия с Катаром в политической сфере, несмотря на то, что до нынешнего момента отношения двух стран были довольно неоднозначными.

В первую очередь это сирийское направление, отметила Надана Фридрихсон. «Нас очень интересует та информация, которой Катар владеет, в первую очередь о финансировании разных групп боевиков. Если Катар поделится этим, то мы получим большое преимущество на сирийском направлении», – подчеркнула она.

Антон Мардасов также подчеркнул, что в сирийском кризисе есть широкое поле для сотрудничества Москвы и Дохи. Катар очень заинтересован в дальнейшем развитии российской инициативы создания зон деэскалации в Сирии, указал собеседник. Поэтому если Москва нацелена на достижение политического компромисса и диалога сирийского правительства с оппозицией, то здесь есть неплохая площадка для взаимодействия с Катаром, считает он. Кроме того, по его мнению, через Доху можно налаживать контакты с различными «нерегулярными формированиями» по линии спецслужб, например для освобождения граждан в разных точках мира, как это сейчас делают американцы.

В качестве еще одного трека политического сотрудничества Мардасов выделил ливийский кризис. Россия имеет неплохие контакты с лидером Ливийской национальной армии фельдмаршалом Халифой Хафтаром и настаивает на компромиссе между ним и главой Правительства национального единства Фаизом Сарраджем. В этой связи Москва могла бы использовать позиции Дохи, активно поддерживающей правительство в Триполи, для усиления контактов с Сарраджем, полагает собеседник. В любом случае, по мнению эксперта, взаимодействие с Катаром будет способствовать еще большему укреплению позиций России на Ближнем Востоке.