«Русские на Кавказе брошены всеми»

Член Совета Федерации Асламбек Аслаханов рассказал о том, как привлечь в СКФО русских жителей и западных инвесторов

20 мая 2011, 14:17

Текст: Мария Сусликова

Версия для печати

«Опасность того, что структуры федерального центра будут дублировать друг друга на Кавказе, исключить нельзя», – заявил в интервью газете ВЗГЛЯД сенатор Асламбек Аслаханов. Он также прокомментировал перспективы создания в СКФО туристического кластера и рассказал о том, как обратить вспять отток русского населения из региона.

Россия намерена пригласить своих западноевропейских партнеров принять участие в развитии туристического потенциала Северного Кавказа. Об этом заявил в четверг президент Дмитрий Медведев.

«Для нас развитие туристических возможностей Северного Кавказа, создание там нового горно-туристического кластера является абсолютно приоритетным по самым разным соображениям, включая, конечно, и нашу подготовку к зимней Олимпиаде 2014 года, и нашу подготовку к чемпионату мира по футболу, который состоится на территории нашей страны», подчеркнул глава государства.

О том, насколько окажется выполнима задача создания туристического кластера в этом неспокойном с точки зрения безопасности регионе, а также о перспективах решения межнациональных конфликтов в стране газете ВЗГЛЯД рассказал заместитель председателя комитета Совета Федерации по международным делам, экс-кандидат в президенты Чечни и бывший помощник президента России Асламбек Аслаханов.

ВЗГЛЯД: Асламбек Ахмедович, реально ли вообще развивать туристический кластер на Кавказе, если там продолжается террор?

Асламбек Аслаханов:  Конечно, когда только и слышно на Кавказе убивают, рекой льется кровь, тотальная коррупция, действует террористическое подполье, то, казалось бы, о каком туристическом кластере можно говорить? Категорически не согласен. В  России нет подпольной террористической организации. Совершаемые в регионе преступления, в том числе и не относящиеся к категории особо опасных, многие СМИ в ежесуточном режиме освещают как теракты, чем «радуют» наших и зарубежных граждан. Но и это нужно пережить.

ВЗГЛЯД: Но согласитесь, иностранные инвестиции привлечь в такой ситуации очень сложно...

А.А.: Естественно, но все же инвесторы идут. Успех в этом деле во многом зависит от личных контактов руководителей региона, которые сейчас имеют большие возможности. У них особый интерес. Это создание рабочих мест, поступление налога в бюджет. Они являются политическими гарантами, что вложенные в инвестиции деньги дадут инвестиционную выгоду.

ВЗГЛЯД: Вице-премьер Дмитрий Козак, курирующий подготовку к Олимпиаде в Сочи, с недавних пор отвечает за национальную политику. С какими трудностями он столкнется в первую очередь?

А.А.: Он их знает, так как в свою бытность полномочным представителем президента РФ в ЮФО этими вопросами занимался плотно. Козак государственник, очень опытный политик, но не волшебник. Межнациональные проблемы настолько запущены, что ему наряду с другими функциями будет нелегко.

К сожалению, национальной политикой в России всерьез конкретная структура не занимается. В многонациональной и многоконфессиональной стране, занимающей огромные территории, должно быть ведомство, занимающееся на профессиональном уровне  делами национальностей (упразднено в 2001 году прим. ВЗГЛЯД). Уверен, с его реанимации стоит и  начать в первую очередь.

Вторая проблема очень больная представители автономий крайне мало представлены в высших эшелонах власти. Большая, затяжная проблема приема на работу в правоохранительные органы выходцев с Кавказа, невзирая на то, что они имеют высшее юридическое образование. Под любыми предлогами нарушают конституционные права граждан России выходцев с Северного Кавказа, их право на труд.

ВЗГЛЯД: Означает ли это, что полномочия Козака фактически расширяются и на внутренние вопросы СКФО? Не произойдет ли пересечение функций с полпредом Александром Хлопониным?

А.А.: Вопрос очень непростой. Опасность того, что, как у нас принято, структуры федерального центра будут пытаться урезать их права и будет происходить дублирование работы, исключить нельзя.

«В Ставрополь хлынули брошенные всеми русские»

ВЗГЛЯД: Межэтническое напряжение теперь усиливается в Ставропольском крае. Многие жители там считают, что из-за объединения с СКФО в регион хлынул поток жителей горских республик, и якобы из-за этого резко возросла преступность. Может ли такое изменение в общественном мнении привести к еще большему оттоку русскоязычного населения?

А.А.: Мы драматизируем ситуацию на Северном Кавказе. СМИ нагнетают страх и формируют в сознании российского общества образ кавказца, который только и знает, что грабить, убивать и так далее. Но это же не так. Давайте немного вспомним историю период  становления государственности полон трагических событий.

Во время русско-кавказской войны 1819 вв. адыгские племена, населявшие территорию современного Ставропольского края, были уничтожены, оставшиеся в живых  депортированы в другие страны.  Территория была заселена казаками. У казаков и кавказцев оказалось много общего, в первую очередь это гостеприимство и созидательный труд. После войны они смогли наладить добрососедские отношения и жили в мире и согласии в одном государстве уже более века.

А что происходит сегодня? Мы пытаемся разбудить все негативное, что есть в исторической памяти этих народов, и натравить их друг на друга. Почему поножовщину на свадьбе, убийства, любые конфликты на бытовой почве  мы переводим в плоскость межнациональных отношений и разжигаем межнациональную вражду?

В Ставрополь  хлынули, в первую очередь, брошенные всеми русские и другие. Проводя разумную национальную политику, нужно заняться их проблемами дать землю, оказать помощь по финансированию льготными кредитами, чтобы они могли организовать какую-то себе работу и контролировать, чтобы денежные «буратино», подкупая продажных чиновников, не ущемляли права коренных жителей и социально не обеспеченную часть населения края.

«Козаку и Хлопонину будут мешать»

ВЗГЛЯД: В начале марта Александр Хлопонин вновь предложил переселить безработных с Кавказа в Сибирь. Красноярский край должен стать в этом смысле пилотным. Не спровоцирует ли приток трудовых мигрантов рост межэтнической напряженности и в далеких от Кавказа уголках страны?

А.А.: Это оправданно, поскольку на Северном Кавказе слишком высокая плотность населения и слишком мало рабочих мест. Восемь лет назад, будучи помощником президента России, я выходил с таким предложением – о добровольном переселении в другие регионы страны.

В советское время в северокавказских республиках была безработица, многие  уезжали на заработки в другие регионы на 78 месяцев. И на заработанные ежедневной 16-часовой работой, без выходных, деньги в состоянии были построить за несколько лет приличный по тем меркам дом и прокормить семью.

Владимир Путин одобрил мое предложение и дал поручение соответствующим ведомствам проработать вопрос. Только через полгода я ознакомился с ответом исполнителей и был в недоумении. Инициатива была отклонена чиновниками со ссылкой, что чеченцы осложнят обстановку в местах нового пребывания, игнорируя даже то обстоятельство, что ставился вопрос о переезде жителей других регионов Северного Кавказа.

В начале 90-х годов, когда началась массовая демонизация чеченцев, я запросил в МВД СССР статистические данные доли преступности в ЧИАССР в удельном весе совершенных особо опасных преступлений за последние 30 лет.

Чечено-Ингушетия по убийствам, изнасилованиям, бандитизму, разбою и другим преступлениям этой категории постоянно занимала одно из последних мест.

Но тем, на чьей совести фальсификация истории, разрушение СССР и разграбление России, удалось невозможное в одночасье произошла «бандитизация» чеченцев и многих выходцев с Кавказа. Это еще больше обострило национальный вопрос.

После  принятия указа об оказании помощи переселению на родину нашим соотечественникам, проживающим за рубежом, я обратился с просьбой распространить действие этого указа и на тех, кто хочет переехать жить и работать в другой регион. Ответа я не получил.

Может быть, в рамках дополнительных полномочий Козак  решит эту проблему. Однако заранее могу сказать, что у Дмитрия Козака и Александра Хлопонина будут противники, которым невыгодно, чтобы обстановка на Кавказе стабилизировалась.

ВЗГЛЯД: Сейчас началось постепенное омоложение руководства республик СКФО. Вслед за 35-летним Кадыровым в другой республике – Карачаево-Черкесии также к власти пришел 36-летний политик – Рашид Темрезов. Как он сочетается с тем, что на Кавказе традиционно правили люди старшего возраста?

А.А.: Я бы так не сказал. Омоложение руководящего состава сейчас происходит в общероссийском масштабе. Один из плюсов  этого процесса молодым свойственен нестандартный подход в решении проблем. К примеру, в прошлом году во время «Кадыровского субботника» в Чечне, где еще не везде разминировано после двух военных кампаний, произошла экологическая революция. Вся республика приведена в идеальный порядок. Это пример для подражания, как субъектам России, так и всей планете.

Безусловно, вопрос преемственности опыта старшего поколения сегодня, особенно сейчас, имеет особую актуальность. Мне пришлось посетить 162 страны, в подавляющем большинстве из них нет практики увольнений высококлассных опытных сотрудников по возрасту, как в России. Почему? Думаю, там умеют считать деньги, которые были затрачены на их подготовку, ценят их порядочность и преданность делу, опыт и мудрость, которые они приобрели за годы работы.

На Кавказе всегда с особым почтением относились к старшим. Столетия назад все важные вопросы решались старейшинами – это вайнахская традиция. Создание Совета старейшин в СКФО идея, поддержанная президентом страны, способна, на мой взгляд, внести свою лепту в стабилизацию ситуации  и помочь в решении целого ряда проблем: межнациональных, межконфессиональных, бытовых. С моей точки зрения, в этот Совет должны войти старейшины, обладающие безупречной репутацией, к чьим словам прислушиваются односельчане, жители района, региона, особенно молодежь и власть на местах.