Новости дня


Дмитрий Ольшанский

публицист
Дмитрий Ольшанский  

Пусть 24 февраля продлится как можно дольше

Путин достал ключ и открыл нам дверь в волшебный сад новой жизни, где вся ненавистная погань, раздувавшаяся за счет России десятки лет, вдруг сдулась за несколько дней, и стало холодно и свежо от какого-то очистительного, радостного ветра.

Мира с Западом у нас нет и не будет

Сознание тяготеет к цельности восприятия. Враг должен быть глупым, уродливым, бездарным, таким, что даже и непонятно, как он вообще состоялся в качестве врага.

Россию несколько раз уничтожали властолюбивые нарциссы

Если все-таки сохранять трезвость и пропаганде не поддаваться, то понятно, что причина возвращения Навального – это никакая не «жертва во имя свободы» или что там еще барабанное полагается произносить, а гордыня.

Просвирнин оказался самой яркой звездой на национальном небе без земли

В случае с Егорм Просвирниным его внутренние проблемы переходили в публичный цирк такого масштаба, что многие единомышленники и приятели старались отойти чуть подальше, чтобы не задело. И мы знаем теперь, каким оглушительным взрывом закончилось это саморазрушительное представление.

QR-код не расскажет рептилоидам ничего нового

Пусть наша жизнь – электронный концлагерь, но даже если и так, странно бегать по электронному концлагерю и кричать: а-а-а, нас отправляют в электронный концлагерь! Ку-ку, мы уже давно там.

Человек потерял ценность в новом мире

Роковым моментом были восьмидесятые годы, когда впервые оказалось, что развлекать выгоднее, чем производить, спекулировать цифрами выгоднее, чем торговать товарами, а управлять хаосом выгоднее, чем управлять коллективами. И на том старый мир поехал с ярмарки.

Религию марксизма заменила психотерапия

Тот человек шел за электричеством и автобусом, станком и теплым сортиром. А куда идет этот? А он идет «к самому себе».

Россия была империей наизнанку

Россия, к сожалению, была государством, где дешевый крестьянский труд и солдатская кровь низкорангового русского большинства оплачивали лояльность разного рода окраин, живших лучше и имевших куда больше прав и возможностей по сравнению с великорусским ядром.

Русский престол – это не веселое ряженое мимино

Теперь «дом Романовых» годится скорее для восстановления монархии в краях Бидзины Иванишвили, а совсем не в России, где популярны прямо противоположные представления об идеалах и образцах.

Иностранные агенты работают по поручению облака

Облако не нуждается в том, чтобы бюрократически протоколировать каждый шаг. Оно создает саму картину мира, где Крым – не наш, мигрант – свят, трансгендер – свят, феминизм изнемогает в героической борьбе с патриархатом, а цивилизованный мир с негодованием смотрит на злых диктаторов.

Мужской вопрос сводится к тому, первый вы муж или второй

Если бы у Евы в райском саду вместо Адама сразу был второй муж, то змей уполз бы, разочарованный, поскольку все яблоки были бы аккуратно уложены в деревянные ящики, а зрелые и усталые супруги вместо познания добра и зла сели бы смотреть сериал.

Территории не просто важны, а очень важны

А кто не хочет, чтобы его обманули, тот должен помнить, что, когда говорят: то-то и то-то, дескать, устарело, надо выбросить старый хлам на помойку и всем бежать в сторону светлого будущего! – всегда хотят обобрать, а что вы легкомысленно выбросили, то они подберут и используют.

Шейхи и полиаморы вряд ли поженятся

Есть потребность в картинках, на которых веганы и полиаморы взялись бы за руки с шейхами, племенными вождями и дамами в элегантных никабах, и все, кроме белого гетеросексуального мужчины, ушли бы в лучшее будущее, и там ходили бы на терапию и рассказывали друг другу о своих травмах.

Семь нерешаемых проблем России

Мы – кто? Мы – страна какого народа? Мы – чьи наследники? Царей, революционеров, интеллигентов, крестьян? Мы господа или слуги? Мы – победители внутри своей истории, или же мы вечные страдальцы?

Геям-водопроводчикам неловко от назойливости ЛГБТ-движения

Каждый, кто хотя бы немного осведомлен о том, как устроен мир однополых отношений, знает, что вот эти экзотические граждане, которые маршируют на парадах, густо штукатурятся и, главное, разговаривают с внешним миром в агрессивно-наступательном жанре – они лишь небольшая, крикливая и радикальная часть большой реальности.

Выходка «ВкусВилла» опасна тем, что опирается на меньшинство

Новейшая религия меньшинств удивительна – и возмутительна – тем, что она напрямую касается мизерного количества экзотических личностей, но впаривается сверху с таким напором, словно бы каждый человек в мире должен сердечно на нее отозваться.

Московская интеллигенция ждет счет за трагедию в Одессе

Когда существо, ссаженное Лукашенко с самолета, а до того гостившее в самом зверском военном отряде, какой только воевал против нас после Басаева, театрально кается на камеру и просит не выдавать его туда, где при его поддержке бомбили и убивали – вот теперь табор завыл от огорчения.

В XXI веке замедлилась скорость времени

Нынешнюю биографию можно уложить в несколько ипотечных кредитов – и заранее знать, что от рождения до смерти даже этот жадный процент не слишком снизится.

Самолет за Навальным из Рио-де-Жанейро не прилетел

Заборы – реальные и символические – быстро и технично загоняют революционных жуликов в тупик, когда они вынуждены эмигрировать, а из их клиентов на улицах остаются только самые юные, самые безумные, словом, те, у кого в голове особенно сильный ветер, а таких много не бывает.

Нация без аристократов не имеет потолка

Нация, не имеющая святых, была бы забыта Богом. Но это невозможно, и они есть везде, канонизированные или неизвестные. Нация, потерявшая монархию и аристократию – это нация с несчастной судьбой.