Новости дня


Анна Долгарева

журналист, поэт, военный корреспондент
Анна Долгарева  

Чужое горе Донбасса

Нюта уже отличает гром от обстрелов, прячется под папу, вжимаясь в него, когда начинают стрелять. Раньше удавалось обманывать ее, говоря, что это «дождик кап-кап, гром пук-пук», сейчас двухлетнюю девочку уже не обманешь.

Почему мы не звоним родителям

Даже социальная реклама навязчиво напоминает нам: «Позвони родителям». И эта, помните, со списком дел и «Позвонить маме — опять не успел». Мы избегаем звонить родителям, избегаем приезжать. Не потому, что мы их не любим.

Соцсети – подтверждение нашего существования

Я фотографирую свое лицо и показываю его людям в социальных сетях. Они ставят подписи и печати, каждый раз заверяя меня, что я существую, и на какое-то время этого хватает.

Нельзя клеймить бросающих детей женщин

Чтобы сократить количество абортов, женщине как раз и должен быть предоставлен выбор – воспитывать ребенка или отдать его под опеку государства или других людей. Мы же вроде боремся за сокращение количества абортов, правда?

Как уберечь детей от суицида

Нужно объяснять на государственном уровне детям, что обратиться к психологу – это не страшно и не стыдно. За это не посадят в психоневрологический диспансер навечно и никто не будет смеяться.

Интернет-травли ведут к украинизации общества

Сейчас субъект сетевой травли – это толпа, уверенная в своем превосходстве над жертвой. Толпа, по отдельности состоящая из вменяемых, возможно, симпатичных людей, но чувство локтя и чувство собственного превосходства приводит к ужасным результатам.

Истеричные феминистки мешают решению женских проблем

Человек начинает ассоциировать феминистическое движение не с теми, кто открывает кризисные центры для беженок, а с теми, кто глумится в соцсетях над смертью «абьюзера». Вместо дел – мерзенькие выкрики. Вместо решения реальных проблем – хайп.

Убийство из-за камуфляжной куртки

Раньше полиции приехали знакомые ополченцы. Предположили, что Леонид Георгиевич поймал во дворе шальную пулю и успел доползти до помещения. Но следственная группа нашла гильзу и пулю, закатившуюся в угол.

За Владика кто-то обязательно должен ответить

В заасфальтированном дворе осталось небольшое углубление – можно накрыть ладонью. Рядом асфальт в радиусе полуметра словно рябой – густо легли осколки. Это было взрывное устройство небольшой мощности. Ровно настолько, чтобы убить одного человека.

Феликс Эдмундович и cancel culture

Дзержинский, разумеется, спорная личность. Но Дзержинский – это история нашей страны, кровавая и блистательная. Мы жали на клавишу «кэнсел» тридцать лет, и только-только начало ослабевать давление, как «культура отмены» обрела свое имя и новые силы.

Враг – тот, кто умножает ненависть

Баррикады сейчас проходят не по линии политических предпочтений. Линия разделения – готовность и призывы к насилию. Люди, которые пишут в интернете глупые и злые слова, вряд ли сами понимают, что творят.

Мы любим, чтобы нас пугали

Смыслы, смыслы, нам не хватает смыслов; впрочем, либеральным нашим оппонентам их тоже не хватает. Но они работают с нутряковыми страхами, с подсознательными потребностями, а патриоты этого не умеют или не хотят делать.

Интернет породил поколение «снежинок»

Поколение «снежинок» формировалось в условиях открытого доступа к интернет-информации, а отсутствие критичности мышления, данному поколению свойственное, позволило диагностировать у себя все описанные в психологии проблемы.

Психические расстройства портят жизнь как насморк

Проблемы с психикой – они от лукавого, придуманы масонами и рептилоидами. Погуляй, и все пройдет. Бабки в поле рожали, а ты непонятно на что жалуешься. И вообще, у предков никаких депрессий не было.

Безвольным тюфяком сейчас быть модно

Поп-психология в массы, поп-психология, которую несут эйчары, блогеры, фитнес-тренеры, психологи-недоучки – тренд. Иметь «диагноз» становится в чем-то даже престижно.

В современном мире прав тот, кто якобы угнетен

Западное общество, заточенное изначально на равенство и толерантность ко всем, превращается в настоящую антиутопию, где кричат «распни» уже даже не за осуждение – за недостаточное внимание к проблемам «угнетенных».

Одинокой женщине иногда лучше выбрать кошку вместо мужчины

«Хоть плохонький мужичок, да свой» больше не актуально. Если свой – то только любимый и не мучающий. А если нет – то и не надо. И лучше сорок кошек.

Это война, где не надо убивать

Мы с Оксаной везли в реанимацию старика, которому стало плохо. Я не понимала, что происходит, и спросила Оксану, что с ним. Оксана резко ответила: «Умирает он, Аня».

Война в Донбассе длится дольше Великой Отечественной

Про войну в Донбассе как бы забыли. Иногда спохватятся, начнут ее показывать центральные телеканалы – но потом этот всплеск внимания затухает, и массовый интерес возвращается к другим вещам.

QR-коды – это вообще не про свободу

Взвыли-то как, взвыли! Ограничили в передвижениях! Но неужели, дорогой друг, без лимита на цифровые коды ты бы так и мотался в метро, хватая вирусы и щедро делясь ими с окружающими?