Сергей Худиев

Паника хорошо продается, но ее не стоит покупать

Сергей Худиев
публицист, богослов
8 февраля 2022, 09:10

В течение последних нескольких недель мы наблюдаем поразительную ситуацию – западные СМИ обещают вторжение России на Украину буквально со дня на день, трагический хор поет «сейчас прольется чья-то кровь, сейчас прольется чья-то кровь», газеты публикуют подробные карты, где обозначено движение российских войск вглубь Украины, подробности того, сколько погибнет людей и сколько станет беженцами, как будет работать новый режим и даже какие лица будут поставлены россиянами у власти. Bloomberg уже объявлял о начавшемся вторжении – правда, потом отозвав свое сообщение.

В то же время власти самой предполагаемой жертвы агрессии говорят о том, что не видят подготовки к вторжению – и даже (что удивительно) позволяют себе слегка ворчать на своих покровителей из-за того, что на волне паники капиталы бегут из страны и украинское государство терпит существенный ущерб.

Я не берусь делать прогнозы о дальнейшем развитии событий, но лично мне, как и многим другим, вторжение России представляется маловероятным – highly unlikely, как сказали бы наши западные партнеры. Я склонен согласиться с тем, что впечатление о нависшей угрозе создается Западом с тем, чтобы продать своему политическому классу соглашение с Россией – как якобы спасающее Европу от большой войны. Но само явление медийной истерики стоит рассмотреть отдельно.

Паника в СМИ – это, конечно, еще не война, но явление достаточно разрушительное само по себе, и на уровне национальных экономик, и на уровне жизни отдельных людей, которые мечутся, скупают валюту, собирают «тревожные чемоданчики», а многие украинцы просто бегут из страны. Как она возникает? Власти США и других западных стран рассылают «темники»? Это бы рано или поздно вылезло на поверхность. Более правдоподобным выглядит участие в процессе стихийных, рыночных сил – паника хорошо продается.

Люди запрограммированы на то, чтобы обращать больше внимания на плохие, угрожающие новости – с практической точки зрения это понятно. Никто еще не умер, прозевав нейтральную или положительную информацию – а вот к угрозам нужно быть внимательным. Поэтому СМИ – особенно в эпоху интернета – ищут плохие новости, что-то, что ударило бы по уже уставшим нервам читателя достаточно сильно, чтобы заставить его открыть ссылку. Конкуренция заставляет давать информацию как можно быстрее – и когда плохое событие ожидается со дня на день, нужно быть готовым выдать информацию моментально.

Фото: SERGEY DOLZHENKO/АР/ТАСС

Более того, чтобы успешно собирать клики, лайки и репосты, СМИ не должно усложнять картину мира. Роли героев и негодяев должны быть ясно распределены, и читатель должен быть избавлен от того, что могло бы вызвать сомнения и тягостные раздумья.

Как в голливудском боевике, он должен сразу знать, где плохие, а где хорошие парни. Плохие парни должны совершать злодейства – в том числе совершенно идиотские и явно идущие против их интересов (можно вспомнить хотя бы Башара Асада и «химическую атаку в городе Дума»). Просто потому, что такова их злодейская природа. Если они почему-то воздерживаются от злодейств, то это потому, что хорошие парни им помешали.

Можно предполагать, что в этот раз мы прочитаем, как готовившееся вторжение было в последний момент предотвращено мужественной решимостью «мирового сообщества» и отвагой украинских патриотов, которые, тренируясь с деревянными «калашниковыми», нагнали на агрессора страху. То есть у западных СМИ есть вполне рыночный интерес в том, чтобы терзать нервы западного обывателя – а уж российскому и особенно украинскому прилетает за компанию.

Конечно, теоретически должны действовать соображения, которые сдерживают эту коммерческую стихию – профессиональная этика и забота о репутации. Есть бульварная пресса, которая кормит читателя жареными новостями – не особенно заботясь об их достоверности. Есть серьезные, уважаемые ресурсы, которые признают интеллект своих читателей и берегут свое доброе имя. Потому что сорвать просмотры на кричащем заголовке, конечно, можно – но со временем люди просто утратят доверие и перестанут реагировать.

Но, как выясняется, хотя интернет и помнит всё, пользователи склонны всё стремительно забывать – и «бульварная» стратегия оказывается выгодной. При этом у паники, вызванной во многом стихийными рыночными причинами, есть огромная мощь и инерция. Медиа оказывают влияние на общественное мнение и на решения политиков, что само по себе может быть опасным.

Мы, рядовые граждане, можем немного – но мы, по крайней мере, можем беречь свою психику. Мы не можем знать, что готовит нам будущее – но мы знаем, что медиа склонны к кричащим заголовкам, на которые не стоит обращать внимания. Паника хорошо продается – но ее не стоит покупать.