Александр Свистунов

Пора поднять интеллектуального «Веселого Роджера»

Александр Свистунов
Историк, журналист
26 октября 2022, 13:06

Занимательная новость: в Совете Федерации предложили прокатывать в России иностранное кино без согласия западных правообладателей. Правда, отчисления с проката всё равно собираются платить, но это уже – отдельный момент. С учетом того, что нас отключили от системы SWIFT, многие иностранные банки отказываются сотрудничать с нашими, поэтому отчисление роялти в кассу голливудских студий может стать тем еще приключением.

Ну это ладно, что-нибудь придумают – в конце концов, всегда можно отправить рублевый перевод Почтой России. Речь не об этом, а о том, что теперь у нас в принципе будет с авторскими правами на иностранную продукцию.

Еще никогда в своей истории (за исключением разве что начала 20-х годов прошлого века) Россия не оказывалась под столь масштабными экономическими санкциями. И еще никогда нас так массово не «отменяли» иностранные деятели культуры. В СССР, например, спокойно продавали для проката голливудские фильмы – другое дело, что продавали их обычно весьма задорого, поэтому Госкино СССР обычно приобретало те фильмы, которые прежде успевали провалиться в родном американском прокате, ибо их, в отличие от хитов вроде «Челюстей», выбрасывали на кинорынок за копейки. Именно так появился феномен советского кинопроката – многие американские ленты в Союзе собирали куда больше зрителей, чем в США, а затем, уже в эпоху интернета, мы с удивлением узнали, что какое-нибудь «Золото Маккенны», по которому «тащился» каждый первый советский подросток, на Западе с треском провалилось и никаким культом даже близко не являлось.

А сейчас мы бы, может, и рады купить последнюю киноновинку, да нам ее попросту не продают. И права на издание книг не продают тоже. Многие помнят весеннюю истерию вокруг «Гарри Поттера», который резко пропал из всех интернет-магазинов. Вещи, ставшие органичной частью нашей повседневности, вдруг стали пропадать. Зарубежные авторы и целые издательства отказываются издавать свои книги в России, и совершенно непонятно, как долго продлится эта история. Оптимисты считают, что два-три года. Однако на земном шаре есть такая страна, как Иран, который находится под санкциями вот уже сорок лет. Многие из нас еще не родились, а Иран уже был под санкциями. И там, я уверен, в первые годы тоже находились люди, которые были уверены, что все это – лишь на пару лет. И сейчас мы должны исходить из реальности, где в приоритете стоит как раз наихудший из вариантов.

Так какой вообще смысл пытаться вести аргументированный диалог? Да, государственные мужи должны это делать – обязывает этикет. Но мы-то с вами – не президент, и мы можем себе позволить маленькие слабости.

Как говорил капитан Джек Воробей: «Бери всё, не отдавай ничего!». Мы сели играть с профессиональными шулерами, и мы знаем, что играем с шулерами – так какой смысл пытаться играть по правилам? Я считаю, что практика «свободного пользования» интеллектуальной собственностью из недружественных стран должна быть легализована и стать нормой не только в киноиндустрии, но также в издательской сфере и сфере высоких технологий. Многие авторы ушли с нашего рынка, и сейчас, вместо того, чтобы лихорадочно импортозамещаться (этим надо заниматься, но только не лихорадочно), мы можем раз и навсегда изменить правила игры и издавать на русском вообще всё, что захотим.

Как человек, имеющий небольшое отношение к издательской индустрии, могу сказать, что зачастую просто приобрести права на ту или иную книгу бывает сложнее, чем эту книгу собственно издать. И дело даже не всегда в деньгах. Сейчас мы можем одним росчерком пера выкинуть кучу подобных «переменных» из уравнения нашего успеха, открыв нашим гражданам доступ к любым источникам информации, и вместе с этим пополняя бюджет государства за счет налоговых отчислений с каждого распроданного тиража.

Весной и летом многие предрекали российской книжной индустрии долгий и болезненный кризис. Да, если она продолжит играть по старым правилам – так, возможно, и будет. Многие издательства (в основном – из «второго эшелона») могут этот кризис не пережить вовсе. Но есть и другой вариант – адаптироваться и воспользоваться ситуацией. Да, подорожала бумага – ну и что? Можно сделать упор на электронные издания – смартфоны и планшеты и так вовсю теснят бумажную книгу (к моему большому сожалению). Себестоимость электронной книги кратно меньше, чем бумажной. Для издательств это будет означать бесповоротный крах деловой репутации на Западе? Да, но им и так больше не продают права просто за то, что они – российские издательства. В конце концов, всегда можно зарегистрировать «левое» ООО, официально никак не связанное с головным издательством, и реализовывать всё через него.

Единственные законы, чье соблюдение сейчас должно иметь для нас смысл – это законы России. На Западе мы и так вне закона – просто по факту. Поэтому сейчас есть возможность не только спасти российский книжный рынок, но и дать ему второе дыхание, подняв «Веселого Роджера».