Андрей Манчук

Украинский народ разделен по социальному положению

Андрей Манчук
политолог
9 июля 2021, 09:04

Депутат Верховной рады Олег Семинский порадовался принятию закона «О коренных народах Украины», в число которых предсказуемо не включили украинских русских.

«Русские на законодательном уровне – не коренной народ, поэтому они не будут иметь возможность в полной мере обладать всеми правами человека и основополагающими свободами, определенными нормами международного права, а также предусмотренными в конституции и законах Украины», – написал в Facebook этот парламентарий, который избирался от правящей партии украинского президента.

По иронии судьбы, это заявление расчеловечивало миллионы избирателей президента Зеленского. Ведь не секрет, что русскоязычные жители страны активно голосовали за его партию, в надежде на изменение шовинистического курса Петра Порошенко. Однако новые власти только увеличили общий градус националистического безумия и давно превзошли в этом шоколадного гетмана Украины.

Через несколько часов Семинский убрал свой скандальный пост, но так и не понес за свои слова ни малейшего наказания – несмотря на то, что они представляли собой разжигание межнациональной розни и полностью противоречат положениям конституции Украины. Руководство «Слуги народа» даже не пожурило соратника, потому что он всего лишь озвучил общие умонастроения украинского мейнстрима.

За такое не наказывают. Напротив, подобные фразы являются на современной Украине трамплином для успешного карьерного взлета и чем-то вроде ритуальной инициации, которую обязан пройти успешный политик. Но кто же этот яростный ксенофоб Семинский, который хочет оставить русских без фундаментальных прав и свобод? Российские читатели могут заподозрить в нем националистического фанатика, идейного бандеровца, приехавшего из западных областей украинского государства. Однако это уроженец Киевской области, аполитичный газовый трейдер с мутными скандалами за плечами, который когда-то избирался в парламент от Социалистической партии Украины.

Фото: ИЗОГИЗ, 1954

По свидетельству журналистов, он общается в быту на русском языке и являлся деловым партнером Нестора Шуфрича – бывшего члена «Партии регионов», который считается на нынешней Украине «пророссийским» политиком. Идеологией Семинского всегда являлись большие деньги, которым он поклонялся при любом режиме и власти. А его хейтспич в адрес русских – не более чем дань вышеупомянутой конъюнктуре.

Этот скандал произошел на фоне дискуссии вокруг заявления российского президента. Украинские политики наперебой говорят о том, что украинцы и русские никогда не являлись одним народом, называя подобное утверждение измышлением вражеской пропаганды. Однако Владимир Зеленский озвучил этот тезис еще в апреле 2014 года, в давно опубликованном интервью донецкой «Муниципальной газете». «Мы в принципе не можем быть против русского народа, потому что мы один народ», – заявил тогда нынешний президент, который превратился сейчас в пламенного украинского патриота, с подачи которого и приняли закон про коренные и некоренные народы.

Так существует ли единство между украинцами и русскими? Побывав в самых отдаленных уголках РФ, от Мурманска, Выборга и Калининграда до Курильских островов, Камчатки и Приморья, я везде встречал там людей, которые практически ничем не отличались от жителей Украины. Все мы воспитывались под общим культурным знаменателем, слушали одну музыку, смотрели одни фильмы, разговаривают на одном языке – и украинцы выделяются здесь разве что своим фрикативным «г».

Выходцы с Украины, как правило, не ощущают себя в России чужими, что в значительной мере способствует продолжению миграционных процессов. Да и россияне довольно быстро осваиваются в украинских городах – если их, конечно, пускают туда через ужесточившийся пограничный контроль, где могут развернуть любого подозрительного «небрата».

Националисты стремятся поломать эту общность – запрещая российские медиа, книги или кино, высказываясь против Высоцкого или Цоя, как это делал бывший глава Украинского института национальной памяти Вятрович. Или даже пытаются обособить от «агрессоров» национальную кухню – несмотря на то, что обе страны варят один и тот же вкусный украинско-русский борщ.

Однако такая политика терпит очевидную неудачу. Культурное пространство между Россией и Украиной до сих пор является в известной степени общим, что прослеживается даже в новом поколении украинцев. Как раз сейчас во Львове травят юных студенток, потому что они праздновали день рождения возле монумента «Небесной сотне», кощунственно слушая русский рэп, который имеет массовую популярность среди украинской молодежи. И подобные скандалы регулярно случаются с непатриотичными украинскими подростками.

Проблема в том, что все это не оказывает влияния на политическую повестку постмайданной Украины. Историческая и культурная общность с россиянами вовсе не является безотказной прививкой от украинского шовинизма. Украинская политэлита, воспитанная на том же Цое и на том же Высоцком, смотревшая те же мультики, читавшая в детстве те же правильные и нужные книги, превращается в яростных ксенофобов, борцов с «тяжелым наследием» советской культуры – потому что этого требуют правила политического класса, сложившегося по итогам Евромайдана.

Семинские и зеленские делают выбор в пользу успеха и денег – несмотря на то, что русский язык всегда будет оставаться для них родным. До такой степени, что многие представители национальной украинской интеллигенции до сих пор говорят на украинском с видимыми ошибками. А бывший президент Порошенко, который так ревностно создавал в стране специальную патриотическую украинскую церковь, в свое время участвовал в крестных ходах УПЦ МП, позируя на них в дьяконском облачении.

Все разговоры о культурном, духовном или религиозном единстве с Россией пасуют перед железной логикой конъюнктуры, под которую приходится прогибаться участникам украинского политического процесса – изображая из себя пламенных патриотов и призывая к цивилизационному джихаду против Москвы.

Но есть и другая тенденция, которая обычно ускользает от внимания российских комментаторов и экспертов. Многие представители социальных низов – совершенно «коренные» селяне, заробитчане, работники уцелевших заводов, которые не подпадают под критерии сторонников «Русского мира», как правило, лишены националистического фанатизма, даже если общаются в быту сугубо на украинском. Они тоже смотрят на ситуацию прагматично, но со стороны своих интересов – понимая, что мир в Донбассе является необходимой предпосылкой для того, чтобы улучшить жизнь простых украинцев. Или ностальгируют по советскому времени, когда в стране была развитая промышленность, социальные стандарты, бесплатное образование и медицина.

Именно это молчаливое большинство, которое было лишено политического представительства после событий 2014 года, выступает сегодня за нормализацию российско-украинских отношений и недоброжелательно относится к политике тотальной дерусификации. А украинский народ однозначно разделен по этому вопросу на лагеря – причем их различия не в языке, культуре и вере, а в социальном положении украинцев.