Вадим Трухачёв

Возглавит ли Словения борьбу ЕС с Россией

Вадим Трухачёв
политолог, кандидат исторических наук, доцент РГГУ
19 июля 2021, 11:54

Едва 1 июля Словения стала на полгода страной – председателем ЕС, как тут же из США попытались дать ей «ценные указания» насчет России. «Под руководством Словении Европа будет… заниматься актуальными и ключевыми вопросами, стоящими перед ЕС и США: противостоянием китайскому и российскому влиянию, укреплением кибербезопасности и выработкой экономического пути на будущее», – заявил конгрессмен словенского происхождения, куратор американо-словенских отношений Пол Госар.

Похоже, что в МИД России чего-то подобного ожидали заранее. Сергей Лавров еще в мае провел переговоры со своим словенским коллегой Анже Логаром. Естественно, ни о чем принципиальном не договорились, но хотя бы решили возобновить работу двусторонней межправительственной комиссии. Теперь же ни Логар, ни словенские президент и премьер Борут Пахор и Янез Янша конгрессмену ничего не ответили. Но хотя бы не выразили одобрение. По нынешним временам – не так уж плохо.

Некоторые предпосылки к тому, чтобы Словения последовала призывам конгрессмена Госара, были. Нынешний премьер Янша неоднократно критически высказывался о России, а министр обороны Матей Тонин и вовсе назвал ее «врагом». Впрочем, в правящую словенскую коалицию входят и носители других мнений. Так, глава Демократической партии пенсионеров, бывший глава МИД Карл Эрьявец прямо сомневался в необходимости антироссийских санкций.

Если копнуть вглубь, то Словения не похожа на страну, выполняющую любой окрик из Вашингтона. Она не поддержала американское вторжение в Ирак 18 лет назад. Она не соглашалась размещать у себя американские военные базы. На протяжении последних лет и президент Пахор, и предыдущие главы правительства неоднократно бывали в России с визитами и принимали у себя российских коллег. Словенцы не возражали против присоединения к «Южному потоку» и не отметали с ходу «Турецкий поток».

Ответ конгрессмену Госару в итоге дал словенский посол в России Бранко Раковец. «Евросоюз и Словения проводят свою автономную, независимую внешнюю политику», – сказал он. «Словения принципиально выступает за развитие отношений с Россией. Существуют рамки нашего сотрудничества, которые выражены в пяти принципах отношений РФ и Евросоюза, о них договорились страны – члены ЕС, и первый из этих принципов – реализация Минских соглашений», – добавил посол.

Фото: REUTERS/Srdjan Zivulovic

Собственно говоря, разъяснения оказались достаточно полными. В июне ЕС утвердил новую стратегию в отношении России, которой словенцы и будут руководствоваться. Согласно документу, ЕС не собирается отказываться от укрепления своего влияния на постсоветском пространстве, рассматривает Россию как угрозу и вызов, считает необходимым поддерживать российскую либеральную оппозицию. Сотрудничество не исключается, но прямо говорится о его избирательном характере.

Тем самым нельзя сказать, что перед нами какой-то американский вассал, который пойдет на полное разрушение отношений с Россией. Однако исходить из общей внешней политики Евросоюза словенцы точно будут. В их ключевом внешнеполитическом документе прямо говорится о том, что Словения хочет активно участвовать в реализации внешней политики ЕС. И раз уж Евросоюз смотрит на отношения с Россией таким образом – словенское председательство будет продвигать именно такую линию.

Собственно говоря, эта линия совершенно не идет вразрез с основополагающими внешнеполитическими установками самой Словении. Будучи (наряду с Чехией) богатейшей славянской (и вообще бывшей социалистической) страной, она испытывает большой интерес к постсоветскому пространству. Продвижение «Восточного партнерства», сближение его участников с ЕС, к примеру, открывает новые возможности для таких словенских компаний, как Krka или Gorenje.

Тем самым появляется первый спорный момент. В отличие от Португалии, которая председательствовала в ЕС до них, словенцы наверняка попытаются продвинуть вперед «Восточное партнерство». Тут возможна и поддержка дальнейшего отрыва Молдавии от России, и та или иная степень одобрения обострения в Донбассе со стороны Украины, и действия по сближению с ЕС Армении. И, разумеется, поддержка прозападной оппозиции в Белоруссии. Во всяком случае, Светлану Тихановскую в Любляне уже приняли.

Однако дело не только в прагматизме. Словения – совсем не Балканы, а страна, близкая по культуре и нравам к Чехии и Австрии. Соответственно, в ней уже вполне устоялась демократическая традиция, и для нее самой уже кое-что значат «европейские ценности». И эти ценности она намерена продвигать в родственную по языку Россию. Собственно говоря, недвусмысленный интерес к судьбе Алексея Навального глава МИД Логар уже выражал.

Но конечная цель словенцев на российском направлении звучит куда масштабнее, если отталкиваться от их стратегии: «Ввести Российскую Федерацию в круг общеевропейских ценностей на основе полного уважения суверенитета и территориальной целостности всех стран постсоветского пространства… Словения будет прилагать долгосрочные усилия по вовлечению России в круг общих европейских интересов и ценностей, которые позволят Словении увеличить ее вес в Европе»... На этом месте российско-словенский диалог и натолкнется на непреодолимое препятствие.

Есть, правда, надежда, что словенцы в большей степени займутся не постсоветским пространством, а главным для себя направлением внешней политики – Балканами. Однако и здесь ее интересы неминуемо столкнутся с российскими. Словения хочет решить вопрос с тем, чтобы все страны бывшей Югославии и Албанию взяли в Евросоюз через четыре года. В этот список входит и Сербия, и Республика Сербская в Боснии и Герцеговине. Учитывая во многом особый характер их отношений с Россией, излишне говорить, как у нас к этому отнесутся.

Еще одна цель Словении – окончательное урегулирование конфликтов в Косово и Боснии. И тут вспомним, что провозглашение независимости Косово в 2008 году произошло тогда, когда в ЕС председательствовала… Словения. И добавим, что нынешний премьер Янша еще в 1991 году организовывал вооруженное сопротивление частям Югославской народной армии. Этого достаточно, чтобы подозревать его в предвзятом отношении к Сербии. За которую на международной арене явно придется вступаться именно России.

Всё ли так плохо со Словенией? Нет. Например, словенцы бережно относятся к памяти наших воинов, павших на ее территории в годы двух мировых войн. Вопросы истории в российско-словенских отношениях как таковые не стоят. Мешать «Турецкому потоку» или «Северному потоку – 2» страна тоже едва ли станет. Демонстративно отказываться от встреч с российскими руководителями словенцы тоже не будут. Так что оснований считать, что Словения «добьет» отношения Россия – ЕС или двусторонние связи по воле США, нет.

Однако неприятные минуты словенское председательство в ЕС России наверняка доставит. Слишком уж широк круг вопросов, где наши интересы прямо сталкиваются, и на которые РФ и Словения смотрят диаметрально противоположным образом. И отнестись к этому следует достаточно серьезно, учитывая тот факт, что словенцы участвуют в выработке общеевропейской политики в отношении России. Ничьим вассалом Словения не является, и своя воля у нее есть – при всей ограниченности ее возможностей.