Андрей Манчук

Не надо бояться Дагестана

Андрей Манчук
политолог
4 апреля 2021, 15:00

Впервые я побывал в Дагестане восемнадцать лет назад, в 2003 году. Ситуация в республике не сильно отличалась тогда от положения в соседней Чечне, которая еще жила в состоянии хронического военного положения и разрухи. А дорога от Грозного до Махачкалы представляла собой сплошную череду укрепленных бетонными плитами блокпостов, где надо было каждый раз проходить тотальный досмотр.

Это было тяжелое время, когда в общественном сознании закладывались расхожие стереотипы о Дагестане. Он до сих пор имеет репутацию опасного места, а целое поколение постсоветской интеллигенции все так же судит о «стране гор» по беллетристике Юлии Латыниной, которая представляла местных жителей кем-то вроде благородных, но диковатых индейцев с просторов неосвоенного фронтира.

Конечно, многие болезненные проблемы самого южного региона РФ остаются актуальными по сей день – включая низкие зарплаты, коррупцию, кумовство, клерикализацию, ущемление женских прав или «кирпичное рабство» – незаконное использование труда похищенных граждан. Однако проблемы существуют везде, а ситуация на Северном Кавказе действительно изменилась. Мы убедились в этом после поездки по самым известным местам горного Дагестана – посетив их самостоятельно, не прибегая к помощи гидов или турфирм.

Дагестан выглядит безопасным – особенно если сравнивать его реалии с ситуацией двух минувших десятилетий. Нет, это не реклама «Отдыхайте на Кавказе!». Сегодня по республике можно путешествовать, ощущая доброжелательное отношение местных жителей, умеющих ценить зыбкий мир и относительную стабильность. Предубеждения к горцам, бытующие среди столичного обывателя, не выдерживают критической проверки реальностью – потому что эти люди всегда готовы помочь приезжим, которых стало сегодня заметно больше.

Это неудивительно – учитывая количество сосредоточенных в Дагестане достопримечательностей. Здесь можно взобраться на огромный песчаный бархан Сарыкум, где проходили когда-то съемки «Белого солнца пустыни», а уже через час плыть по бирюзовым водам Сулака, в глубочайшем каньоне Европы – глубже Большого каньона в США. С Сулакским каньоном соперничают по красоте другие долины, вроде Карадахской теснины и Матласской чаши – живописные замкнутые ущелья, декорации для потаенного города из «Индианы Джонса» или «Властелина колец». А возле аула Салта под землей скатываются вниз каскады красивого пещерного водопада. Впечатляют старинные заброшенные селения – аулы Кахиб, Гоор, Кала-Корейш и Гамсутль, прилепившиеся к скалам на горных кручах. Здесь все осталось таким, как было много веков назад – некоторые боевые башни даже не подновляли. Впрочем, не менее интересны живые горные села. В них тоже можно увидеть старые сакли, пчельники, возделанные на склонах террасы, парящие над обрывом сады. А местные крестьяне предложат вам посетить старинные кладбища, мечети и мавзолеи почитаемых местных шейхов.

Среди исторических поселений заслуживает внимание легендарный аул Гимры. На въезде в село стоит башня Шамиля – здесь был убит во время русской осады первый имам Дагестана Газимагомед, а его земляк Шамиль пробился из окружения, совершив знаменитый прыжок в ущелье. Впоследствии он сделал Гимры столицей своего имамата, расположившись в неприступной крепости Ахульго. Русские войска штурмовали ее в 1839 году, что стало кульминацией Кавказской войны – а сейчас это укрепление отреставрировано и тоже открыто для посещения.

Хунзах – бывшая столица Аварского ханства, родовое село легендарного мюрида, воспетого Толстым в «Хаджи-Мурате». Жители аула традиционно враждовали с имамами из Гимров, что и было отражено в повести. В память об этой книге недавно возвели специальный монумент, который был открыт при участии праправнука Льва Николаевича. Украшением Хунзаха служит водопад Тобот – он с грохотом падает в пропасть Цолотлинского каньона, возле которого лепятся домики, спрятанные под защитой старого форта.

Прославленный аул Кубачи является признанным центром художественной резьбы по металлу. Его мастера были известны персам еще в VI веке, а потом имели торговые сношения с генуэзцами. «Кубачи, есть малый народ в Дагистани, но весьма прославленный их работами, как например ружья, сукно, бурки, золотые, серебряные и железные мелочи» – писал о них Василий Татищев. Артефакты горских кузнецов экспонируются в постоянной экспозиции Эрмитажа, а в советское время здесь открыли художественный комбинат, продолжающий работать и в наши дни. Но лучше всего в Гунибе. Самый живописный аул Кавказа состоит из нескольких ярусов и со всех сторон окружен отвесными скалами.

Въезд в верхнюю часть открывают старинные ворота Барятинского, а его центром является просторная площадь – где, напротив мозаики с Шамилем, стоит необычный памятник Ленину. Поднявшись по бесконечному серпантину, вы окажетесь в крепости, построенной на месте последнего оплота имама. Здесь сохранились автографы туристов вековой давности – начиная с 1905 и 1917 годов до тридцатых или шестидесятых. Поблизости находится беседка Шамиля – где он сдался в плен, что и положило формальный конец Кавказской войне.

Эти красоты можно увидеть на картинах талантливого аварского художника Шарабудина Байсугурова, с которым мы повстречались в Гунибе. А накануне мы побывали в доме поэта Расула Гамзатова, расположенном в ауле Цада. Его жилище оберегают родственники, рассказывая о Гамзатове с искренней теплотой. Поездка завершилась в Дербенте – самом старом и самом южном городе современной России. Над ним господствует древняя персидская цитадель шахиншаха Хосрова. Она перекрывала Каспийские ворота – узкий проем между Каспием и горами, через который проходили караванные маршруты и пробивались войска кочевников. Под защитой крепости расположилась старейшая в России мечеть, построенная в 733 году. Сейчас она служит центром шиитской общины, а сам старый Дербент живо напомнил иранские города, где тоже развешаны плакаты в память об Али, Хасане, Хусейне и имаме Хомейни. Кроме того, мы посетили здесь бывшую армянскую церковь и действующую синагогу – что напоминает о многонациональной культуре древнего приморского города.

Впрочем, все это не ограничивает собой перечень многочисленных памятников Дербента – от исторической землянки, в которой когда-то останавливался царь Петр I, до уникального ракетного экраноплана, похожего на гибрид самолета и корабля. Совсем недавно его перевезли с военного завода на пляж возле Дербента, и любители военной техники бросились сюда, преодолевая все карантинные барьеры – просмотреть на знаменитого «Каспийского монстра» приезжают со всего мира. Но самым ярким впечатлением Дагестана останутся его люди. Общение с ними указывает на то, насколько устарели стереотипы о северокавказской республике, которую больше не надо представлять по новостям из контртеррористических сводок.

Дагестан не кусается – травмированным девяностыми россиянам пора перестать бояться этого региона несмотря на то, что в интернете хватает страшилок, направленных на разжигание недоверия и вражды. Не поддавайтесь этой пропаганде. И обязательно посмотрите на «страну гор» собственными глазами.