Игорь Мальцев

Курц останется опасным канцлером, который может вернуться

Игорь Мальцев
писатель, журналист, публицист
4 декабря 2021, 13:30

В Австрии – политический шторм. Бывший канцлер Себастьян Курц сделал заявление о том, что полностью уходит из австрийской политики.

За свою юную жизнь (1986 г. р.) он уже два раза был канцлером страны –2017-2019 и 2019-2021 годы – и каждый раз уходил под давлением обстоятельств. Первый раз – когда стараниями немецкой прессы и разведки за три дня до выборов в соседней стране были опубликованы провокационные материалы с участием подставной «племянницы русского олигарха» на Ибице. Тогда пострадали непосредственные участники – руководство Австрийской партии свободы FPÖ, члена правительственной коалиции. Заодно в отставку ушел и лидер партии ÖVP и канцлер страны – Себастьян Курц. Но на внеочередных выборах народ снова его избрал.

В этом году оппозиция руками СМИ и прокуратуры раздула фантастический по масштабам скандал на пустом месте – якобы люди Курца заказывали политические опросы, чтобы лучше выглядеть в глазах избирателя, и даже размещали в газетах политическую рекламу за деньги. А еще в телефоне Курца, который он, в отличие от нынешней главы Еврокомиссии фон дер Ляйен, когда ее стали допрашивать по делу о миллионах евро, пропавших в министерстве обороны ФРГ, когда она была там министром, не догадался выкинуть подальше (у фон дер Ляйен было аж четыре штуки и все «пропали»), был обнаружен чудовищный компромат. Он в чатике назвал бывшего председателя своей партии «старой задницей». Под давлением таких обвинений он ушел из канцлеров, но остался лидером партии и главой парламентской партийной группы.

На его место срочно поставили представителя старой аристократической семьи Шалленберга, которого русские СМИ постоянно называют Шелленбергом (в исполнении О. Табакова). Новый канцлер поклялся в преданности делу партии и Курца и правил аж 54 дня.

Что значит быть верным «делу партии и Курца»? Считается, что Народная партия Австрии ÖVP, которую возглавлял до сегодняшнего дня Себастьян Курц, правоцентристская. Правая до такой степени, что могла смело сказать главе Евросоюза фон дер Ляйен, что в Австрии и так много мигрантов и больше их не будет, пока канцлером работает Курц. Центристская до такой степени, что первые два года ковида почти прилично выходила из кризиса.

Фото: Imago/SEPA.Media/Reuters

С другой стороны, Курц – «дитя Давоса», школы лидеров Клауса Шваба Young Global Leaders, воспитан теми же людьми, что воспитали главную немецкую «зеленую» Анналену Бербок, Макрона, Цукерберга, Иванку Трамп и всех этих голубоглазых комсомольцев-глобалистов. И вообще, в какой-то момент он явно нацелился на покорение Брюсселя, что не могло понравиться нынешней верхушке ЕС. Свои места у руля никто не собирается отдавать, тем более что, благодаря ковиду и тотальным закупкам на всю Европу, эти люди получили неслыханные бюджеты в руки.

И вот – под него начали копать. Причем за неимением чистой уголовки, газеты вдруг стали говорить о «морали». Как он мог назвать старого партийца «старой задницей»?! Когда в начале пандемии ВОЗ наконец перестала врать, что маски неэффективны и их не нужно носить, и всё оказалось наоборот, в Вене начался скандал, что офис-менеджер Курца имеет непосредственное отношение к госпоставкам масок. Но это ему не ставили в вину ни тогда, ни сейчас. Потому что это же понятно – так делает сейчас вся «демократическая элита» Европы. Прицепились к партийной рекламе в бесплатной газете «Австрия».

А не так давно стало понятно, что больше 66% местного населения не желает вакцинироваться, что нарушает красивый план ЕС по сокрытию неэффективности кампании дуэта монополистов – Pfizer и Moderna. Товарищ Курц не оправдал доверия товарища фон дер Ляйен и товарища Бурлы, гендира Pfizer. И на его место пришел Шалленберг, который за два месяца правления ввел две инновации. Одна из них – полное исключение непривитых из социальной и прочей жизни Lockdown fur Ungeimpfte, чем натравил одну часть общества на другую (в стране два миллиона непривитых). А когда эта мера логично не сработала, ввел национальный локдаун для всех.

Но это только ударило по темпам вакцинации, потому что обманутыми себя почувствовали даже привитые, которым обещали «свободу». Тогда Шалленберг предложил с 1 февраля ввести обязательную вакцинацию населения. Отказникам – штраф 3600 евро, второй отказ – 7200. Это вызвало волну протестов, которая продолжается до сих пор. Чтобы понимать, почему – в стране отменили последнюю обязательную вакцину (против туберкулеза) в 1990 году, и люди не очень понимают, чем ковид страшней туберкулеза и полиомиелита.

Шалленберг вдруг стал крайним и, видимо, ему такая перспектива не зашла. Особенно в преддверии назначенного срока обязательной вакцинации и вручения гражданам штрафа, который почти в два раза превышает среднюю месячную зарплату, а также отправкой неплательщиков в тюрьму на четыре недели. По графикам уже видно, что со дня объявления небывалых мер, кривая вакцинации в стране с фазы плато покатилась под гору.

Так что вполне логично, что новым лидером правящей партии и новым же канцлером становится Карл Нехаммер, сегодняшний министр внутренних дел. Мужчина с пистолетом. Чем интересен Нехаммер? Оппозиция считает его страшным противником иммиграции, особенно из исламских стран. С другой стороны, именно он и его ведомство полностью провалило профилактические меры против венского террориста, что привело к расстрелу граждан в центре столицы. Так что он призван партией на проведение фантастически непопулярных мер в феврале, после чего его миссия завершится. 

Проблема еще и в том, что с ним пойдет в канцелярию нынешняя министр по делам конституции Каролине Эдтштадлер, которая уже высказалась о том, что «принудительная вакцинация закончится, когда закончится эпидемия – через три года». Она возглавит МВД, которому придется бросать в тюрьму несогласных, но ей, похоже, это очень нравится.

А Курц? Что Курц. После пресс-конференции он поехал в больницу забирать своего новорожденного сына и подругу. Газеты утверждают, что он уедет в Америку на хорошо оплачиваемую работу. «И еще сорок лет будет опасным канцлером, который вот-вот может вернуться».