Глеб Простаков

Энергетический кризис показал безальтернативность Газпрома в ЕС

Глеб Простаков
бизнес-аналитик
11 октября 2021, 17:33

Стремительный взлет цен на газ в последние месяцы и в особенности последние недели стал причиной настоящей паники в ЕС и на Украине. В Европе говорят о грядущем энергетическом кризисе и молятся о теплой зиме. На Украине во всем склонны винить Россию, которая якобы создала искусственный дефицит газа и тем самым взвинтила цены, требуя от европейцев скорейшего ввода в эксплуатацию «Северного потока – 2».

Цены действительно бьют рекорды. Стоимость газа на европейских биржах в моменте превышала 1900 долларов за тысячу кубометров. В эквиваленте газ уже стоит дороже нефти, чего не было с 2014 года. Биржевые цены на газ стали почти такими же волатильными, как стоимость криптовалюты, но продолжают держаться на очень высоких уровнях, едва спускаясь под отметку в 1000 долларов за куб.

Из-за ценовых аномалий в Евросоюзе останавливаются предприятия. Первой ожидаемо пострадала нефтехимия и производство минеральных удобрений. Производить аммиак, являющийся основой самых популярных удобрений, при нынешних ценах на газ невыгодно. Снижение производства аммиака и даже остановка предприятий могут спровоцировать дефицит удобрений, как следствие – более низкие урожаи и новый всплеск цен на продовольствие в Европе и во всем мире. Страдают и другие отрасли промышленности, потребляющие газ – металлургия, машиностроение, не говоря уже о секторе теплокоммунальной энергетики.

Ключевой вопрос – как долго продлится аномалия. Если цены на газ вернутся к норме в ближайшие недели, шока удастся избежать, а потери потребителей газа будут сравнительно невелики. Но если высокие цены зафиксируются на несколько месяцев и шагнут в следующий год, последствия могут быть катастрофическими. Это хорошо видно на примере Украины. Цикл высоких цен на сырьевые товары позволил Киеву чувствовать себя относительно хорошо в последние два года. Темпы роста цен на основные экспортные продукты – руды, металлы, зерновые – стабильно превышали темпы роста цен на импорт (нефть, газ, уголь и др.). Но сейчас ситуация изменилась, цена импорта возросла многократно, тогда как неэнергетическое сырье перестало дорожать.

Если в ЕС опасаются, что высокие цены на энергетические ресурсы поставят под сомнение восстановление экономики Союза, то такие страны, как Украина, и вовсе могут столкнуться с энергетическим коллапсом. Страна не в состоянии длительное время закачивать газ в хранилища по текущим ценам. Рост конечной стоимости газа и тепла для потребителей также ограничен платежеспособностью украинцев. Кризис неплатежей в украинской энергетике уже наступил, и его масштабы быстро растут. А значит, холодная зима поставит вопрос уже не об экономической состоятельности промышленности, но о физическом выживании домохозяйств, которые попросту начнут отключать от теплоснабжения.

Фото:  Jan Koller/Global Look Press

При этом Киев упорно отказывается вести переговоры о заключении долгосрочных контрактов с Газпромом, ведь с точки зрения официальной украинской пропаганды нет ничего хуже, чем платить за газ «стране-агрессору». Хотя товарооборот в других сферах между Украиной и Россией – вполне официальный – остается значительным, и чем выделяется газ из числа многих других товаров, которыми торгуют две страны, не совсем понятно.

Интересно, что на фоне роста цен на топливо воспрянули европейские «зеленые». Ведь теперь, с более высокими ценами на нефть, газ и уголь, «зеленая» энергетика лишилась своего главного недостатка – дороговизны. Но хватит ли энергии солнца и ветра для того, чтобы обеспечить потребности находящейся в умеренном климате Европы, неясно. Возникает масса вопросов балансирования энергорынка с доминирующей долей «зеленой» энергетики. К тому же перспективы полного перехода на возобновляемые источники энергии тянутся к далекому 2050 году, тогда как экономические и социальные проблемы, спровоцированные энергетическим кризисом, это про здесь и сейчас.

Это прекрасно понимают такие страны, как Венгрия и Сербия. Первая уже заключила с Газпромом долгосрочный контракт на поставку газа, несмотря на протесты Украины. Большая часть газа пойдет по «Турецкому потоку» в обход украинской ГТС. А Сербия ведет переговоры о долгосрочном контракте прямо сейчас. Тут уж каждый за себя.

Биржевая торговля газом продемонстрировала свою неспособность устранить последствия «идеального шторма», который возник на европейском газовом рынке. Альтернативных российским источников поставок газа в достаточном объеме у ЕС нет, и пиковый спрос удовлетворяется Газпромом на его условиях, причем в рамках заключенных с компаниями из ЕС соглашений.

Кроме того, нынешнее газовое ралли продемонстрировало слабость позиций Евросоюза, который, будучи основным потребителем, пытался диктовать свои условия поставок, ограничивая транзит через «Северный поток – 2» и пытаясь наложить на Россию долгосрочное обязательство поставлять газ через Украину.

Причиной нынешних цен является прошлая холодная зима и медленные темпы закачки газа в подземные хранилища европейских государств. Единственное, что можно вменить Газпрому, так это то, что он не увеличил прокачку газа через Украину сверх минимальных объемов. Но любые претензии к корпорации нивелировались простым аргументом: транспортировка газа через Украину с точки зрения углеродного следа гораздо менее привлекательна, чем по вновь построенным трубопроводам. Поглощенному климатической повесткой ЕС на это просто нечего возразить. Тут уж или политическая необходимость, или «зеленые» принципы.