Андрей Манчук

В Якутии едят мамонтов и выращивают арбузы

Андрей Манчук
политолог
27 сентября 2020, 15:00

Когда-то давно, во время путешествия на Байкал, я задумал поездку на Ленские столбы. Ждать пришлось долго, добираться – тоже, но Якутия оказалась местом удивительной красоты, и я первый раз в жизни готов согласиться с мнением Ильи Варламова: «Мало кто знает, что самое красивое место в России находится в Якутии. Якутия вообще бесконечно прекрасна, но вот Ленские столбы – вишенка на пироге якутского счастья. Люди иногда путают Ленские столбы с Красноярскими, но это неудивительно: мало кто в России открыл для себя Якутию. Здесь читатель может со мной поспорить относительно названия этой статьи. А как же плато Маньпупунёр? А как же Байкал и Камчатка? Нет, друзья, на фоне Ленских столбов всё меркнет!».

Ленские столбы – это грандиозный скальный амфитеатр, который тянется на многие километры. Практически отвесная стена из причудливо изогнутых скал, с которых открываются безбрежные дали. Ширина реки Лены здесь от четырех до пяти километров – при этом она не зарегулирована никакими водохранилищами. Помимо столбов, на ленских берегах находится тукулан – огромные песчаные дюны, раскинувшиеся посреди вечной мерзлоты. А также Еланские пещеры с петроглифами палеоазиатских народов.

Интересен и сам Якутск – столица огромного региона, который превышает размерами Аргентину. Сейчас он активно разрастается, за счет якутской молодежи, приезжающей из улусов в столицу Республики Саха. Повсюду идут дорожные работы. До конца года в Якутске планируется построить и отремонтировать более 23 км автомобильных дорог, развязок и перекрестков. Возводятся здания школ и культурных центров, повсюду много заботливо высаженных цветов. А возле Табагинского мыса уже обустраивают подход к будущему мосту через Лену. И я не сильно удивлюсь, если его построят раньше Подольского моста, который возводят в моем родном Киеве с девяностых годов.

Рядом с новостройками сохранился уникальный старый Якутск – деревянные дома XIX века, с затейливой резьбой и плоскими китайскими крышами. В одном из таких избушек открыт музей Максима Аммосова. Наряду со своими товарищами – Исидором Барановым и Платоном Ойунским – он считается основоположником современной Саха-Якутии. Три молодых якутских большевика, которые прошли выучку у политических ссыльных, руководили огромной республикой, где целые области жили тогда в условиях родоплеменных отношений – без школьных учителей и врачей. И сумели радикально преобразовать жизнь своего народа.

В этом музее можно узнать о создании якутского алфавита, увидеть якутские советские деньги и пропеллер первого прилетевшего в Сибирь самолета, которому поклонялись, как духу Ленина. Советская власть принесла местным жителям много благ – и потому якуты до сих пор почитают репрессированных в тридцатые годы лидеров. Бюстики Аммосова встречаются в сувенирных лавках, а в честь коммуниста Ойунского, автора поэмы «Красный шаман», недавно назвали якутский аэропорт. В то же время в городе установили бюст Сталина – причем он находится рядом с Музеем политической ссылки, где есть большая экспозиция об эпохе репрессий.

Якутск двуязычен: большинство официальных надписей дублируется на русском и на якутском. Национальный состав столицы республики очень пестрый. Мы видели украинцев, азербайджанцев, армян, узбеков, киргизов, эвенков, эвенов – но преобладают якуты и русские, а также сахаляры, как здесь обычно называют метисов. В центре города стоит символический памятник казаку Семену Дежневу, его якутской жене Абакаяде Сючю и сыну Любиму – мексиканская история Кортеса и Малинче, рассказанная на местный сибирский лад.

Большинство зданий Якутска приподняты над землей на сваях – у них нет подвалов и первых этажей, а все коммуникации проложены на поверхности. Это обусловлено вечной мерзлотой. Расширяясь в результате колебаний температуры, ее водонасыщенные слои буквально взрывают почву, разрушая все, что на ней построено. Именно вечная мерзлота впервые прославила далекий город на Лене. В 1827 году служащий Российско-Американской компании Федор Шергин попробовал прокопать в мерзлоте колодец. Со временем его работой заинтересовалось научное сообщество, в колодце начали делать замеры, ставили опыты. И сохранившийся по сей день объект, известный под названием «Шахта Шергина», стал колыбелью науки под названием геокриология.

Сегодня в Якутске действует единственный в мире Институт мерзлотоведения имени П.И. Мельникова, расположенный на Мерзлотной улице. Под его зданием, в толще льда, расположена лаборатория, где изучают сложнейшие процессы образования мерзлотных озер-таликов и возникающих на их месте мерзлотных «вулканов». А еще здесь исследуют процессы глобального потепления и хранят банк семян, созданный еще в советские времена. Подготовленные в институте мерзлотоведы незаменимы на любой северной стройке.

Есть здесь и Музей мамонта – причем его сотрудники занимаются проблемами возрождения древней плейстоценовой фауны. Эта работа проходит сейчас в питомнике Усть-Буотама, где с 2006 года интродуцирован канадский лесной бизон. Посетив его, вы словно попадаете в далекое прошлое, когда такие стада ходили по тундростепям и прериям, пока их не истребили двуногие. А рядом бегают табуны диких и маленьких якутских лошадей, которые заменят в будущей экосистеме истребленных тарпанов. Осталось только возродить самих мамонтов – тем более, что в Якутии всегда добывали ископаемую мамонтовую кость, вместе с рогами шерстистого носорога. А местные жители расскажут вам легенды про мамонтятину, которую якобы скармливали в старину ездовым собакам – и даже употребляли в пищу в голодные времена.

Якутская кухня заслуживает особого разговора. Местные продукты из рыбы и дичи иногда могут быть дешевле привозной импортной дряни. К примеру, большой кусок оленины обойдется в 240 рублей, а колбаса из жеребятины стоит и того меньше. Популярны различные виды рыбы, включая тайменя и ленского осетра. Особо ценятся северные породы сиговых – нельма, чир, пелядь, муксун, омуль. Их едят в сыром виде, как строганину, или порезав на кусочки, в знаменитых салатах «Индигирка» и «Юкагирка». В традиционной кухне используют мясо и печень жеребят в возрасте до семи месяцев – якуты различают двенадцать разновидностей жеребятины, которую запивают настоянным на лошадиных сухожилиях кумысом и сладким молочным напитком быырпах.

Любят тут и борщ, который давным-давно завезли сюда украинские ссыльные. Иногда без свеклы – но обязательно с салом. Но больше всего удивили северные арбузы. Оказывается, их выращивают в Якутске в условиях вечной мерзлоты. Впрочем, здесь выращивают даже подсолнечник – но только на корм скоту, поскольку семечки не успевают в нем вызревать. А поездки на подсолнечное поле являются для якутян чем-то вроде экзотического туризма.

На вылете из Якутска спросят: вывозите ли вы алмазы, кость или золото? Однако настоящими сокровищами этой земли являются ее природа и люди, которых с собой, к сожалению, не увезти. За последние годы я трижды слетал на Дальний Восток – и могу сказать, что эти места затягивают. Хочется возвращаться сюда снова, исследовать, изучать. Или даже жить в этой удивительной стране вечной мерзлоты, где умудряются выращивать подсолнечник и арбузы.