Игорь Мальцев

Тотальный либерализм добрался до классического искусства

Игорь Мальцев
писатель, журналист, публицист
22 ноября 2019, 12:12

Этого, конечно, следовало ожидать, но мало кто представлял, что деградация общества будет проходить такими ударными темпами.

Движения всяческих угнетенных самовыдвиженцев вдруг ощутили свою силу внесудебной расправы в рамках всяческого #metoo и расправили плечи. От того, что они начали творить от имени Тотального Добра, из глазниц Мэри Эстел и Симоны де Бовуар в гробах брызнули кровавые слезы.

Не за то они боролись.

А за что, кстати, боролись, то уже в ходу в каждой развитой стране. И, стало быть, комсомольскому отряду их самозваных наследниц остаются только тупые манипуляции общественным сознанием и неприкрытое мракобесие.

И от воспоминаний о чьих-то ширинках на вечеринках тридцать лет назад после дискотеки они просто обязаны были тронуться дальше: например, докопаться до искусства. Причем вовсе не авангардного или провокационного. А именно что до классики.

Фото: Поль Гоген

Потому что, например, классиком уже стал художник Бальтюс – висел себе спокойно в музее Метрополитен в Н-Й и никого не трогал. И тут какой-то малообразованной дряни пришло в голову, что ее оскорбляет картина 1938 года «Мечтающая Тереза», где из наготы только белые трусы.

С 1938 года никого не оскорбляли белые трусы юной Терезы, а теперь оскорбили.

Пока висела эта картина, немцы убили шесть миллионов евреев и двадцать миллионов русских, белорусский слесарь Освальд завалил Кеннеди, «Лолита» стала бестселлером, штандартенфюрер СС Браун отправил американцев на Луну, на экраны вышла «Глубокая Глотка» и до сих пор поет Макаревич. И никого этот лобок в трусах не оскорблял.

А тут вдруг американская тетушка потребовала, чтобы картину изъяли, потому что она «педофилическая», и собрала онлайн-петицию с подписями 8000 таких же тетушек.

У руководства «Мета» хватило мозгов послать всю эту публику читать в углу каталог Sears, потому что ничего другого они в жизни и так не прочли.

Но обуянные тоталитарным либерализмом граждане – они не только тупые и безграмотные, они еще активные и упертые. И вот уже на лондонской выставке «Портреты Гогена» посетители Национальной галереи видят новые подписи к полотнам художника. Новые, идеологически правильные подписи. Нет, вы не ослышались.

Под картиной «У Техаманы много предков» с подростком – любовницей Гогена написано: «Художник неоднократно вступал в сексуальные отношения с молодыми девушками, женился на двух из них и воспитывал детей. Гоген, несомненно, использовал свое положение привилегированного жителя Запада, чтобы максимально использовать сексуальные свободы».

Под другой картиной формулировку «отношения с молодой таитянской женщиной» заменили на «отношения с 13- и/или 14-летней таитянской девочкой».

Это до боли похоже на предисловия, которые советские коммунистические идеологи печатали в книгах не совсем коммунистических авторов. Там обязательно было про их грубые идейные ошибки и уклонизм. Без этого книга не могла выйти в свет.

В общем, Национальная галерея в Лондоне прогнулась под натиском «новой морали», которую навязывают нам бесконечные группки обиженных на все граждан.  

В принципе, людей, которые не понимают и не знают, что в те годы на каком-нибудь Таити женщины в 13 уже рожали, а к тридцати уходили в мир иной дряхлыми старухами, а в каком-нибудь Уэльсе мальчики работали на шахтах с пяти лет. И к свидетелям эпохи постфактум вряд ли можно предъявлять претензии, словно это повешенный в камере американский мошенник Джеффри Эпштейн. 

Но у новых пуритан очень узкий подход, который делает их самыми примитивными варварами. И их задача – сделать варварами всех остальных.

«Он [Гоген] был высокомерным, переоцененным, покровительственным педофилом», – заявила Эшли Ремер, американский куратор, которая основала интернет-музей, посвященный молодым девушкам в истории и культуре.

Ну да, а ты – комсомолка и дура. И что?

Методология, основанная на привязке произведения искусства к персоне художника, да еще и вне исторического контекста – это путь в пропасть окончательного невежества, где единственным пророком в белых одеждах останется шведская школьница – вестник Апокалипсиса, а вместо искусства – гора пластиковых бутылок с экологически правильной подписью, заверенной в отделе по идеологии райкома партии «Зеленые».

И вот уже у них и Бердслей – это не потрясающий рисовальщик, а поставщик «шок-контента», который может оскорбить зрителя своими фигурами ар-нуво. А Эмиль Нольде уже не лучший акварелист эпохи, а нацист. Фитцджеральд с Хемингуэем – тупо два алкаша, а Уайльд вместо жены трахал юного Дугласа. Стоп – Уайльда они пропускают, потому что он гей, стало быть, идеологически неправильно выносить ему моральные оценки. Он – условный «свой».

А Гоген был слишком гетеро, слишком белый, слишком привилегированно-нищий. Просто позор нации, а не Гоген. И таких Гогенов – тыщи, куда ни плюнь. Слюны не наберешь на все ваши обители зла – национальные галереи в каждой стране, забитые идейно вредными картинками, которые намалевали отвратительные похотливые белые мужики, перед которыми бедные женщины вынуждены были позировать голыми, а это – принуждение к проституции, то есть к продаже тела.

Вообще-то, по-хорошему, собрать бы все эти картинки и сжечь. Как жгли свои работы великие художники Флоренции, приняв близко к сердцу проповеди Джироламо Савонаролы об очищении. А ведь он дело говорил. Одна беда по сегодняшним меркам – заодно хотел сжечь и всех содомитов. Но его наследницы – чокнутые и наглые тетушки с моралью в очах настолько не образованны («куратор» – не образование и не профессия), что, скорее всего, и не знают, к чему там призывал Джироламо. Они уже сами себе Савонаролы, которые клеймят картины Гогена за таитянских любовниц, но помалкивают насчет девятилетней Аиши, потому что за это можно и головы лишиться. В прямом, игиловском, смысле слова. Или просто на досуге пичкают семилетних мальчиков гормонами, чтобы они стали трансгендерами в русле новой морали в рамках старых экспериментов доброго доктора Й. Менгеле.

Наверное, чтобы не дай Босх, из них не получилось новых Гогенов. 

Не волнуйтесь – и так и так – не получится.