Андрей Бабицкий

То, что Фейгин явился первой жертвой адвокатского кодекса, неудивительно

Андрей Бабицкий
журналист
25 апреля 2018, 18:20

Похоже, что почетная роль либерально мыслящего человека на Руси уже не является гарантированным оберегом, защищающим носителя почетного статуса от любых неприятностей, как это было в течение долгого времени.

Адвокат Марк Фейгин – это человек с идеальным послужным списком, которым мог бы гордиться любой представитель либерального лагеря, ведущий неустанную борьбу с «кровавым режимом»: в его активе – защита «Пусси Райот», Надежды Савченко, украинского журналиста Романа Сущенко, обвиняемого Россией в шпионаже.

Заниматься адвокатской деятельностью ему совершенно не мешала некоторая неадекватность, признаки которой были заметны и раньше.  

Еще где-то год назад Фейгин не слишком изобретательно, но вместе с тем вполне по-скотски материл своего коллегу, другого демократического лойера Илью Новикова на потеху публике.

Новиков обратился в палату адвокатов с просьбой о лишении сквернослова адвокатского статуса, но квалификационная коллегия проголосовала против. Фейгин тогда очень ожидаемо прокомментировал происходящее, заявив, что это проигрыш Кремля.

Фото: Евгений Биятов/РИА Новости

Устойчивая привычка наших свободомыслящих соотечественников любое событие из собственной жизни интерпретировать как итог очередного раунда в схватке с Кремлем, прежде обеспечивала им защиту от неприятностей.

Зная, что именно в такой трактовке будет подано любое решение, ответственные лица и органы старались не наказывать провинившихся, чтобы избежать обвинений в холуйстве и действиях по указке властей.

Но на сей раз Фейгина из адвокатов все же поперли. Причиной беспрецедентного решения стала клевета в адрес журналиста Анатолия Шария, которого разошедшийся не на шутку светоч юридической мысли назвал обвиняемым по делу о педофилии.

Шарий подал в Хамовнический районный суд города Москвы иск о защите чести и достоинства и, поскольку никаких доказательств в пользу своего утверждения адвокат представить не сумел, процесс был им позорно проигран. Твиты, в которых содержалась клевета, и стали основанием для вердикта палаты адвокатов Москвы.

Здесь интересно то, что изначально адвокатская гильдия скорее пыталась заволокитить вопрос. Первый раз требование о лишении Фейгина статуса за нарушение профессиональной этики, с которым обратилась в палату адвокат Шария Сталина Гуревич, было отклонено.

Не стал рассматривать жалобу и Следственный комитет России, куда Гуревич обратилась с заявлением о привлечении клеветника к уголовной ответственности. Что сыграло в пользу Фейгина – профессиональная солидарность его коллег или то же самое нежелание оказаться втянутыми в политику – неизвестно. Скорее всего, и то, и другое.

Адвокатское сообщество обычно крайне неохотно идет на те или иные запретительные меры в отношении представителей своего цеха. А уж от политики вообще предпочитает держаться на максимальном расстоянии, дорожа репутацией.

Если вы предположите, что Фейгин, не изменяя обыкновению, и на сей раз представил происходящее как политическую расправу, то не ошибетесь.

«Чего ждать от российской адвокатуры, изогнувшейся в поклоне перед Кремлем! Позорище», – распял Адвокатскую палату Москвы юрист в своем Твиттере.

Однако, похоже, публику уже гораздо сложнее впечатлить этим приемом. Люди скорее склонны оценивать поступки и их содержание, нежели продолжать верить в сложную конспирологию, в рамках которой любая неудача оценивается как репрессивные происки режима.

Нарушил адвокат профессиональную этику, прибегнув к клевете и неоднократно оскорбив защитника Шария в публичном пространстве? Несомненно. Именно такое поведение профессиональный кодекс считает неприемлемым для представителей профессии.

То, что Фейгин явился первой жертвой кодекса, неудивительно, поскольку последний был принят всего год назад и только начал применяться.

В этой истории мне представляется важным то, что к какому бы цеху – театральному, адвокатуре – ни принадлежали «люди со светлыми лицами», они уже не могут купить страховку от неприятностей, просто заявив о своей неустанной борьбе с «преступной властью».

Нормы поведения должны быть одинаковы для всех: и для согласных, и для несогласных. И различные кодексы, а также общественное мнение просто требуют от людей, представляющих ту или иную профессию, вести себя прилично.

Очень характерным выглядит обсуждение вердикта палаты под гневным твитом Фейгина о «холуйской адвокатуре». Там почти не встречаются слова поддержки от единомышленников, большая часть откликов – это издевательские комментарии оппонентов.

Даже по мнению тех, кого Фейгин считает соратниками по политической борьбе, верный образ мыслей и готовность верой и правдой служить делу освобождения родины от векового рабства не может давать права вести себя непристойно и в нарушение установленных правил.

Так что, возможно, от привычки утверждать, что «власти отключили у меня горячую воду», придется отказаться ввиду утраты у этой волшебной формулы всякой функциональности. И научиться вести себя прилично – не материться, не клеветать.