Про оленей и людей

Майя Гельфанд, публицист
   6 августа 2014, 08:30
Фото: из личного архива

Не так давно мы возили детей в олений заповедник на севере нашей необъятной родины. Заповедник действительно замечательный, с огромным количеством особей разных мастей и пород. Всем советую.

Экскурсовод – молодой, крепкий парень с обветренным и загорелым лицом – вдруг произнес такую фразу: «У животных никогда не бывает долгих и затяжных войн. Достаточно одной стае показать свое превосходство, как другая признает силу соперника и сдается. Единственное животное, которое воюет до полного уничтожения врага, – это человек».

Я тогда только ухмыльнулась и подумала про себя: «Вы этими левацкими штучками мне голову не морочьте!» И тут же забыла. А вскоре началась война.

После Второй мировой войны Европа и Америка решили создать механизм, препятствующий эскалации насилия на своей территории. Проще говоря, решили, что «цивилизованные страны больше не воюют». По крайней мере, на своей территории.

И так оно и продолжалось вплоть до распада Советского Союза, когда на территории Европы один за другим начали вспыхивать локальные конфликты. Апофеозом мелких местных войнушек стала многолетняя, кровопролитная и крайне жестокая бойня в Югославии, которая, правда, благополучно закончилась бомбежкой миролюбивой Америкой.

С тех пор – вплоть до нынешнего конфликта на Украине, который, Бог даст, скоро закончится – то есть практически двадцать лет, в Европе войн не было. Более того, Европа стремится к объединению, объятиям, дружбе и жвачке. Пожелаем им успеха.

За это время цивилизованный мир настолько отвык от насилия, убийств и бомбежек, настолько размягчел и раздобрел, что каждый новый конфликт вызывает в нем чувство неудовольствия и разочарования.

Миротворцы стремятся всеми силами остановить кровопролитие и призывают стороны к миру, осуждая насилие и агрессию. При этом выражают глубокую озабоченность и даже потрясение, когда на их призывы чихают зелеными соплями.

Тем временем войну никто не отменял. И конфликтную сущность человека никто еще не смог утихомирить. И поэтому люди продолжают сражаться и убивать друг друга.

Нынешняя война между государством Израиль и террористической группировкой ХАМАС обнажила весь диссонанс современного мира. Израиль как оплот демократии на Ближнем Востоке и приверженец современных гуманистических идей не может позволить себе воевать так, как воевали, например, англичане в своих колониях.

Не может позволить себе ковровые бомбардировки, не может допустить гуманитарную катастрофу, не может позволить слишком большое количество жертв среди мирного населения. Израилю приходится воевать с оглядкой на то, что скажет цивилизованный мир и мировое сообщество.

Ему приходится иметь дело с бесноватыми правозащитниками (которые, правда, совершенно не замечают кровавое «мочилово» в Сирии или Ираке); приходится отчитываться перед международными комиссиями (которые, правда, не суются в такие замечательные места, как Афганистан и Иран, а также Северная Корея и Китай); приходится разворачивать полевые госпитали для жителей Газы (в которые, правда, ХАМАС категорически не пускает раненых палестинцев); приходится отправлять в сектор Газа по 200 грузовиков с гуманитарной помощью и стройматериалами (которые идут не на строительство библиотек и музеев, а на укрепление подземных туннелей); приходится снабжать Газу электричеством (за которое правительство ХАМАС уже задолжало более 200 миллионов шекелей и отдавать, похоже, не собирается).

Получается абсурдная ситуация, при которой армия воюет с боевиками и не может их победить. Армия сражается с обнаженными лицами, а боевики – в масках. Армия бьется в открытую, а боевики прячутся в бункерах.

Армия разбрасывает листовки с призывами к жителям районов боевых действий покинуть свои дома, а боевики категорически запрещают «поддаваться на провокацию сионистского врага». Армия снабжает раненых медикаментами, а боевики разъезжают по Газе в каретах скорой помощи. Армия вывозит палестинских детей на лечение в Израиль, а боевики стреляют из школ и заставляют детей заманивать солдат в заминированные здания.

И ужас в том, что в то время как еврейское государство по рукам и ногам связано международными обязательствами и собственными представлениями о морали и гуманизме, бандиты не связаны ничем, кроме опасности не получить очередную финансовую подпитку от идейных мусульманских товарищей или от сердобольных европейских миротворцев. 

Но об этом можно не переживать. Достаточно рассказать о зверствах сионистских агрессоров, которые пьют кровь палестинских младенцев, и о доблестной борьбе палестинских мучеников с израильской раковой опухолью.

Хорошо было бы как у оленей. Но получается всегда как у людей.